Херсонська обласна
універсальна наукова бібліотека
ім. Олеся Гончара
ПН-ЧТ: 9:00-18:00
СБ-НД: 9:00-18:00
Меню розділу

Бойня номер пять, или Крестовый поход детей

Воннегут Курт

84(7США)
И(Амер)
В 73
Воннегут Курт.
Бойня номер пять, или Крестовый поход детей/ ил. В. Змеев ; пер. Р. Райт-Ковалева - Кишинев : Лит. артистикэ, 1981. - 555 c
Жанр: Історичний роман

Анотація:

В книгу американского писателя Курта Воннегута включено три романа и рассказы. Философско-сатирические романы "Колыбель для кошки" и "Дай вам бог здоровья, мистер Розуотер" прониктуны глубокой тревогой за судьбы человечества в эпоху научно-технической революции. "Бойня номер пять, или Крестовый поход детей" - рассказ о варварском рарушении Дрездена англо-американской авиацией в конце Второй мировой войны.

Цитати

  • Почти все это произошло на самом деле. Во всяком случае, про войну тут почти все правда. Одного моего знакомого и в самом деле расстреляли в Дрездене за то, что он взял чужой чайник. Другой знакомый и в самом деле грозился, что перебьет всех своих личных врагов после войны при помощи наемных убийц. И так далее. Имена я все изменил.
    «Бойня номер пять»
  • Над чем бы ученые ни работали, у них все равно получается оружие.
    "Колыбель для кошки"
  • Если учёный не может объяснить восьмилетнему мальчику чем он занимается — он шарлатан.
    "Колыбель для кошки"
  • Правду никогда нельзя сказать без того, чтобы кого-нибудь не обидеть.
    "Механическое пианино"
  • Кнопка "ВКЛ." просто давала сигнал к запуску с Марса. Кнопка "ВЫКЛ." вообще ни к чему не была подсоединена. Ее поставили на пульте по настоянию марсианских психологов, которые утверждали, что человек всегда чувствует себя спокойнее, имея дело с машинами, которые можно выключить.
    "Сирены Титана"

Рецензія фахівця (офіційні рецензії):

Война и мир Курта Воннегута

(отрывки)

...Когда у Воннегута спрашивали, что его больше всего огорчает в людях, он отвечал: «Вера в социальный дарвинизм». Социальному дарвинизму в его книгах бросают вызов странные миллионеры. Они занимаются смешными и даже вредными (с точки зрения приумножения капитала) вещами. Отправляются в космос, прихватив с собой любимую собаку. Устраивают нападение Марса на Землю, дабы получить сверхприбыль, а в результате теряют всё, включая жизнь. А главное, верят каждому слову Нагорной проповеди и чувствуют вину по отношению к тем, кому живётся хуже, чем им. Отец Воннегута был известным архитектором и владельцем крупной архитектурной компании, мать — из семьи пивного миллионера. И если бы не Великая депрессия, он сам тоже был бы миллионером.

Один из таких его персонажей, Элиот Розуотер, уходит добровольцем на фронт. Храбро воюет, получает награды, но под конец войны оказывается в психушке. Получает огромное наследство, учреждает благотворительный фонд и лично отвечает на просьбы, вникает в каждую судьбу. Хотя время от времени и восклицает: «Чёрт подери, приходится быть добрым». А ещё он поклонник si-fi писателя Килгора Траута. И считает, что этот странный человек, выпавший из социума, живущий, как нищий, должен стать президентом земного шара(ср. с Велимиром Хлебниковым, назвавшим себя председателем земного шара).

Впервые Килгор Траут появляется в романе «Дай вам Бог здоровья, мистер Розуотер, или Не мечите бисера перед свиньями» (1965). В «Докторе Кеворкяне» он — единственный живой собеседник Воннегута.

Этот чудак (если не сказать — полоумный) — сгущённый образ самого Воннегута (хотя и списан с реального писателя-фантаста Теодора Старджона). Он пишет про четвёртое измерение, про роботов, про инопланетян, прилетающих на тарелочке на Землю, про машину времени и т.п. Без всякой морали, даже, можно сказать, цинически...

...Воннегута называли антитехнократом (антисциентистом). Это означало только то, что он не разделял восторгов по поводу технического (научного) прогресса. Его первый роман «Механическое пианино» (или «Утопия 14», 1952) о том, как роботы заменяют рабочих, отчасти навеян его работой в General Electric — он там трудился на ниве пиара.

В «Колыбели для кошки» (1963) речь идёт об изобретении гениального, но упёртого физика Хонникера. Это лёд-девять, который может уничтожить жизнь на земле. Но учёного угроза жизни не волнует, его волнует лишь процесс научной работы. Лёд-девять, впрочем, его и убивает.

Дети учёного кладут себе в термос по кусочку льда-девять. Благодаря этому кусочку старший сын получает должность министра в одной латиноамериканской стране, где правит диктатор Папа. Диктатору противостоит святой отшельник Боконон, проповедующий свою оригинальную религию — боконизм. Собственно, боконизм — главное, что когда-то вынесли из романа читатели. Её постулаты западали прямо в душу.Карасс («Если вы обнаружите, что ваша жизнь переплелась с жизнью чужого человека, без особых на то причин, этот человек скорее всего член вашего карасса»). Дюпрасс — карасс из двух человек («Настоящий дюпрасс ничего не может нарушить, даже дети, родившиеся от такого союза»). Вин-дит («Внезапный толчок по направлению к боконизму, к пониманию того, что Господь Бог всё про тебя знает и что у него есть довольно сложные планы, касающиеся именно тебя»). Читатели раз и навсегда усвоили, что надо говорить не «случилось так», а «так должно было случиться». И с удовольствием выполняли боконистский обряд — соприкосновение голыми ступнями…И так далее. За это всё Курта Воннегута в бурные 1960-е полюбили хиппи. Но не только за это. И не только хиппи.

«Бойня номер пять, или Крестовый поход детей» (1969) — самый знаменитый роман Воннегута. Его подзаголовок — «Пляска со смертью по долгу службы». Эти приключения Билли Пилигрима (который из благополучной американской сабурбии попадает то в Дрезден военного времени, то на планету Тральфамадор) исполнены, по словам самого автора, «в слегка телеграфически-шизофреническом стиле». В начале романа жена фронтового друга писателя, услышав, что тот собирается писать о войне, взвивается: «Вы притворитесь, что вы были вовсе не детьми, а настоящими мужчинами, и вас в кино будут играть всякие Фрэнки Синатры и Джоны Уэйны или ещё какие-нибудь знаменитости, скверные старики, которые обожают войну. И война будет показана красиво, и пойдут войны одна за другой. А драться будут дети, вон как те наши дети наверху». Писатель обещает ей, что «никакой роли ни для Фрэнка Синатры, ни для Джона Уэйна в ней не будет» И что он назовёт книгу «Крестовый поход детей».

13 февраля 1945 года американские и английские самолёты разбомбили Дрезден — город, в котором не было ни войск, ни военных объектов. Это ни на секунду не приблизило освобождение узников концентрационных лагерей или возвращение солдат с германского фронта. Бомбардировка Дрездена унесла 135 тыс. жизней. Лишь один человек, говорит Воннегут, выиграл в результате бомбардировки — это он сам, получивший за каждый труп пять долларов в виде гонораров за роман «Бойня номер пять...»

...

Воннегут, конечно, пацифист. Но притом его любимый персонаж — полковник Чемберлен, отдавший приказ о штыковой атаке, которая решила исход сражения при Геттисберге, где Север одержал победу в Гражданской войне (1861—1865). Он считал, что бомбить Дрезден не надо было, а Гамбург — надо. Сбрасывать атомную бомбу на Хиросиму скорее надо, а вот на Нагасаки не надо. Не надо было бомбить Ханой с его гражданским населением. Не надо было бомбить Камбоджу, Ливию, Панаму… Не надо было бомбить Сербию. Не надо было лезть в Ирак…

Он не мог привыкнуть к тому, что кто-то «настроен так, словно люди, на которых сбрасывают бомбы, — это микробы, и говорить тут не о чем». Он всегда вставал на сторону побеждённых, на сторону жертв. Про иракцев, сдающихся в плен, говорил: «Это мои братья».

«Когда я вернулся домой с войны, мой дядя Дэн обнял меня и проревел: «Вот теперь ты мужчина!» — вспоминал Воннегут. — Тогда я чуть не убил своего первого немца». Американец немецкого происхождения (четвёртого поколения, не забывал он добавлять), он как бы принимал на себя и грехи своей исторической родины: «Я думаю, что случись мне родиться в Германии, я бы, наверное, тоже стал нацистом, давил бы всех евреев, цыган и поляков, оставляя на своём пути торчащие из сугробов ноги, и утешал бы себя сознанием своего скрытого внутреннего достоинства».

Он утверждал: «Свят любой, кто ведёт себя порядочно, живя в непорядочном обществе».

 

Зміст

Канарейка в шахте, или Мой друг Курт Воннегут. Р. Райт-Ковалёва. С. 5
Романы
Бойня номер пять, или Крестовый поход детей. С. 17
Колыбель для кошки. С. 141
Дай вам бог здороья, мистер Розуотер, или Не мечите бисера перед свиньями. С. 283
Рассказы
Виток эволюции. С. 415
Олень на комбинате. С. 428
Мальчишка, с которым никто не мог сладить. С. 440
Перемещённое лицо. С. 451
"Воздвигни пышные чертоги". С 460
Лохматый пёс Тома Эдисона. С. 470
Ложь. С. 475
А кто я теперь? С. 487
Долгая прогулка - навсегда. С. 496
Искусительница. С. 502
Эпикак. С. 512
Эффект Барнхауза. С. 519
Наследство Фостера. С. 531
Эйфью. С. 543
 

Екранізація, інші відеоматеріали

Курт Воннегут "Бойня №5". Библейский сюжет - https://www.youtube.com/watch?v=MBa7mf3zMFQ
Курт Воннегут "Эйфью" - аудиокнига

Також рекомендуємо прочитати

Бредбері Рей. Кульбабове вино: повість/ Рей Бредбері ; пер. з англ. В. Митрофанова ; голов. ред. Б. Є. Будний- Т. : Навч. кн. - Богдан, 2011. - 325 с. - (Горизонти фантастики), ISBN 978-966-10-1267-6
Бредбері Рей. 451° за Фаренгейтом: повість/ Рей Бредбері ; пер. з англ. Є. Крижевича ; голов. ред. Б. Є. Будний- Т. : Навч. кн. - Богдан, 2011. - 204, [1] с. - (Горизонти фантастики), ISBN 978-966-10-1266-9
Херберт Фрэнк. Дюна: науч.-фантаст. роман/ Ф. Херберт ; пер. с англ Ю. Соколова- М. : Фея, 1992. - 574 с. - (Мастера мировой фантастики), ISBN 5-86740-011-5

Календар подій

1 23 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15161718192021
22232425262728
293031